Адам Салаханов. Рентген. Рассказ.

У дверей палаты стоял полицейский, с привычной им – наверно, по долгу службы – отрешенностью во взгляде. «Естественно, – подумал Апти, – ему-то что… даже если бы он смог прочесть мои мысли, хладнокровие с его лица не исчезло бы».
С первого этажа, откуда он только что поднялся, донесся нарастающий, как сигнализация, вой. Это был голос сестры хозяйки:
– Только что это стекло было целое… вандалы, это же больница… чтобы им и их родственникам до конца дней своих здесь прописаться с букетом наихудших диагнозов… сначала халат, потом еще и стекло…
Под этот dis-речитатив в адрес хулиганов глаза Апти встретились с глазами полицейского.
Апти медленно отвел взгляд в сторону и решил про себя, что есть своя польза в том, что люди не читают мысли друг друга. Приближающиеся проклятия сестры хозяйки напомнили ему о его замысле, к осуществлению которого он уже сделал первые шаги. И тем более встреча с автором этих жалоб совсем не входила в его планы. Он подошел к полицейскому.
– В этой палате тот… несчастный, который был за рулем той машины? – выдавил он из себя.
– Да, – ответил полицейский.
– Нужно проверить его состояние, – пробормотал Апти, как школьник, опоздавший на урок.
– Мне его отстегнуть от койки? – потянулся к своему поясу полицейский.
– Что? – недоуменно спросил его Апти.
– Он в наручниках, так как он виновник ДТП и ведет себя неадекватно.
– А, нет, не надо. Так мне самому будет легче, – задумчиво сказал Апти, заходя в палату.

В палате были две койки и на одной из них лежал больной. Кроме него пациентов в палате не было. Правая рука была прикована наручниками к кровати, левая рука, грудная клетка и правая нога были забинтованы. На голове бинтовая шапка. Скорее всего, дремал.
«Удобно расположился, – подумал Апти, – хотя и в этом есть свой плюс». Оценивая ситуацию, в которой он оказался, он повторил сам себе: «Прочь все сомнения. Действовать хладнокровно, подобно хирургу. Меня не в чем судить». Так он накапливал внутри себя уверенность, как парашютист перед своим первым прыжком.
Неожиданный звон металла вернул его мысли из «зала суда» в палату. Больной пришел в себя и пялился то на него, то на наручники у себя на запястье.
– Доктор, почему я в наручниках? Что здесь… черт, я же сбил… доктор, где тот мальчик, которого я сбил? Он жив? Что с ним?
Апти медленно двинулся к пациенту.
– Он был живой. Я нес его на руках, – пациент вытянул руки и снова раздался скрежет наручников об кровать. – Черт! Но перед тем как я потерял сознание, его забрали у меня…
– Всех забирают… каждого… в свое время, – с этими словами Апти со всех сил придавил левой рукой голову больного к подушке, а правой рукой полез в правый карман халата.
– Полегче, доктор! – заорал пациент – ВЫ МНЕ ШЕЮ СЛОМАЕТЕ!
И только Апти хотел ответить ему эффектной фразой, как вдруг за его спиной зазвучал еще один голос:
– Все в порядке?
Апти резко оглянулся. В полуоткрытую дверь с настороженным взглядом заглядывал полицейский.
– Я…что? Да! Все нормально, – выговорил Апти с паузами после каждого слова. – Вот, проверяю у него температуру. – Он даже отошел чуть-чуть в сторону, чтобы полицейский увидел его руку на лбу у больного. А правую вытащил из кармана со словами: – Кажется, градусник я забыл в своем кабинете.
– Помощь нужна? – полицейский перевел настороженный взгляд на пациента
– Нет, нет. Все нормально, – расплылся в улыбке Апти. И цинично добавил: – Я справлюсь.
С этими словами он переместился к окну.
Синхронно с исчезнувшим за дверью полицейским исчезла и улыбка с его лица. Он подумал про себя: «Так как я уже здесь, дальше лучше действовать не спеша и аккуратно. Еще и разорался».
Оглянувшись к пациенту, он заметил, что тот все это время сверлил его зловещим взглядом.
– Похоже, я не единственный больной в этой палате, – сделал он вывод все с тем же взглядом.
«Койка же была пуста, когда я зашел», – подумал Апти с чувством неловкости, как будто он по ошибке зашел в дверь с буквой Ж. И, только оглянувшись на пустую кровать, его огрубевшее сознание почувствовало укол упрека в свой адрес.
– Не выпендривайся! – прошипел он, поворачиваясь к нему.
– Не «выпендриваться»?! Да что ты за садомазо-Айболит такой?
– Тебе лучше помалкивать!
Апти решил успокоить его и выждать момент. Спешить, пока что было некуда.
– Ты как с больными обращаешься? Куда я попал? В тюрьму Абугрейб или Гуантаномо? Или же все-таки в больницу?
– Ты пока еще в больнице. Ты можешь вести себя тихо?
От последних своих слов в глубине души у него появилась улыбка.
– А ТЫ можешь ответить: ГДЕ ЭТОТ МАЛЬЧИК?
– Я сказал – успокойся.
– А, ну да, понятно. У вас же свой бизнес. Щас. Подожди…– пациент поднял простыню и убедился, что кроме нее и трусов на нем ничего нет.
– Где мои штаны? Короче, найдешь их, они, наверно, где-то здесь, можешь забрать все, что есть в бумажнике – если, конечно, медсестры его не вычистили. Только иди и помоги мальчику. За меня не беспокойся. Мне-то поделом, не надо было так гнать.
«И он будет мне указывать?» – гневался про себя Апти. Стиснув кулак в кармане, он двинулся к больному и на ходу спросил:
– Ты так переживаешь за него – у тебя тоже есть дети?
– Нет. Скорее, я сам блудный ребенок несчастной матери.
Эти слова стали невидимой защитной стеной для него, как молитва против шайтана.
– Ну? Что ты встал как вкопанный? Иди, посмотри, что нужно мальчику. Если не найдешь бумажник, ничего страшного. У меня есть деньги. На крайняк, я сдам то, что осталось от машины автомогильщикам.
В его беспокойстве не чувствовалось притворства. Или он хорошо играл роль. Чуть ли не плакал.
– Он в операционной. Мне сказали не беспокоиться, – задумчиво пробормотал Апти.
– Конечно! Чего тебе беспокоиться? Ты же один из них…
– Я… – попытался перебить его Апти
– …Да ты и все вы докторишки, работаете, как банкомат… Забыл историю про вашего коллегу?!
– Ты что несешь? Какой еще коллега?
– Тот, который зазнался, и получил поделом. Побольше бы вам таких случаев.
– А, ты про тех, что попали под сокращение?!
– Нет. Я про хирурга, набившего себе цену. Когда его позвали на срочную операцию, первое, что он спросил: «Во что одет пострадавший… как выглядит?» Сестра ответила, что одет он скромно, и с удивлением спросила: «При чем тут это?» А тот ей: «Да не при чем… я пока здесь закончу с бумагами, пускай мой ассистент его прооперирует». И только после того как он скончался, выяснилось, что это был сын того доктора. Вот к чему приводит ваша пассивность … Хотя бы проведай, пришли ли родственники мальчика. Может быть, они…
– Ну, конечно, – на лице Апти появилась злобная ухмылка – Боишься, что кто-нибудь из них придет сюда и совершит над тобой самосуд!? Не надейся, что теперь ты улизнешь от ответа.
Больной сразу переменился в лице. Переведя отрешенный взгляд с Апти на потолок, придушенным, еле слышным голосом, подобно предсмертной молитве, он произнес:
– Видит Бог, я искренне всем сердцем надеюсь, что кто-нибудь из его родственников придет сюда и отомстит мне сполна за мое деяние. Я заслужил высшей меры. Не надо было мне так разгоняться. Тем более отвлекаться на телефон за рулем – кто бы там ни звонил. Но теперь, твоя правда, я не уйду от ответа перед ними. И как бы они меня ни наказали, я прощаю их … лишь бы Всевышний потом простил меня ….
Глаза его были на мокром месте. Ком в горле мешал говорить. Не было сомнений – человек глубоко сожалеет о том, что он сделал. Вряд ли он нуждается в большем наказании.
«К тому же он прав, – думал про себя Апти. – Что я здесь делаю? Как безумец вытворяю черт знает что. Мне сейчас лучше быть там, рядом с ним».
И только он собрался уйти, как вновь услышал жалостливый голос пациента:
– Доктор, можно вас попросить об одной крайне важной для меня услуге?
– Что еще? – оглянулся на него Апти. – Я спешу.
– Это всего лишь минутное дело. Только поклянитесь, что сделаете то, что я попрошу.
– Поклясться?! Что за бред такой! Может, тебе еще и расписку написать?! Некогда мне, я пришлю медсестру. Пускай она вам…
– Нет. Не надо. Это быстро. Просто поклянитесь, что выполните мою просьбу.
«Что же такое вдруг взбрело ему в голову, – заразился любопытством Апти – Может, очередное признание… ну раз он так просит. И если это, как он сказал, всего минутное дело…»
– Ну ладно, клянусь, что сделаю для тебя то, что ты просишь, если, конечно, я буду способен это сделать.
– Хорошо, – больной прочистил горло и продолжил: – Возьмите шприц и сделайте мне укол…
Но Апти в бешенстве его перебил:
– Ах, ты, долбанный нарколыга! Так вот отчего ты так распоясался сожалениями и раскаяниями? Ломка началась?! Щас я тебе сделаю такой укол, от которого ты «улетишь» далеко и надолго.
Выпалив все это, Апти начал возиться с чем-то, что зацепилось и никак не вылезало из правого кармана его халата. А пациент продолжил свою просьбу:
– … такой, от которого я не проснусь. Эфтаназию.
– Что? – Апти так и замер в удивлении – не послышалось ли это ему?
– Смертельную инъекцию.
– То есть ты хочешь, чтобы я …
– Да! – рявкнул больной – Хочу, чтобы ты меня усыпил. Как бешеную собаку. По-твоему я не заслужил такой кары? Ты не видел этого мальчика. Он же совсем дитя. Пожалуйста! Сделай.
– Нет уж, – ошарашенным взглядом уставившись на него, ответил Апти. – Извини, приятель.
Он медленно пошел к двери, удивляясь про себя: «Это надо же, настолько сердечно воспринять этот несчастный случай. Как будто он его родной сын!» От этой мысли ему даже стало стыдно за себя. И он ясно понял, что больше ему в этой палате делать было нечего.
– СТОЙ! – крикнул ему вслед пациент – Вернись и сделай то, что я сказал! Ты же поклялся!
Апти остановился у самой двери и повернулся к нему:
– Я поклялся сделать только то, что я «способен» сделать. А уколы я никогда в жизни не делал.
– Что? Не делал уколы!? КАКОЙ ТЫ ТОГДА ДОКТОР? – заорал он в недоумении.
Дверь открылась, и в палату вошел тот самый полицейский, который сторожил пациента.
– Слышь, ты, тебе пора заткнуться. Веди себя тихо, если не планируешь задержаться здесь на пару месяцев – обратился он к больному, сверля его испепеляющим взглядом.
– Спасибо, «сестра». Мне пока ничего не нужно, – с сарказмом сказал больной и, переведя взгляд на Апти, добавил: – Не знал, что они у вас в серой форме и с короткой стрижкой ходят.
Полицейский понял, что ему сделали далеко не комплимент и потянулся к дубинке:
– Я так понимаю, что тело у тебя явно чешется!? Да?
Но его остановил Апти. Положив руку ему на плечо, он вышел вместе с ним из палаты, объясняя такое поведение больного:
– Не обращайте внимания. Он все еще находится в шоке. И наркоз еще не прошел.
– Я бы ему дал хороший наркоз.
И перед тем как захлопнулась за ними дверь, до них дошло недовольное бурчание пациента:
– Это надо же, неужели ни врачей, ни полиции нормальной не судьба этой стране …

– Доктор! – окликнул полицейский отходящего в сторону Апти и тот замер на месте. – Кажется, он испачкал ваш халат.
– Аа… Это? Ерунда. Спасибо, все нормально, – перевел он дух, направляясь к мусорной урне.
На правом кармане халата, в котором он держал руку, было красное пятно. Оглянувшись по сторонам, он вытащил из этого кармана заостренный в виде лезвия ножа кусок стекла. Как оказалось, об него он и порезал свой палец. На стекле были пятна крови. Вот откуда пятно на халате. Глядя на окровавленное стекло, Апти начал размышлять: «Слава Всевышнему, это моя кровь – на стекле и на моей руке – не его. Благодарствую за терпение, которым Ты меня милостиво наградил!» В этот момент рядом послышались чьи-то шаги, и он поспешил бросил стекло в урну.
– Ах, вот вы где! – раздался довольный женский голос за его спиной. – А я вас по всей больнице ищу!
«Ну все, – подумал Апти, – попался. Теперь попробуй, объясни, какого черта ты вырядился без спроса в чужой халат. Запятнал его. Да и про стекло, они, наверно, догадались». Тяжело вздохнув от этих мыслей, без надежды на оправдание, он повернулся лицом к женщине. Но это оказалась та самая медсестра, которая полчаса назад уверяла его, что все будет хорошо и что доктора сделают все возможное. Она сообщила ему, что операция прошла успешно. Состояние его сына удовлетворительное, поэтому его уже перевели в палату. Услышав эту живительную новость из ее уст, улыбка на ее лице ему показалась такой, какая может быть только на ангельском лике.
И, проверяя ее спину на наличие крыльев, его изумленный взгляд направлялся то поверх ее плеч, то скользил по ее лицу.

Вайнах, №8, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх