Адам Ахматукаев. Стихи

 

1)Адам АхматукаевПока не настал этот день…
Памяти Адлана,
сына Солт-Ахмада
У врача сердце тоже из плоти,
Для которой назначен пароль:
Если болью чужою живете,
То своею становится боль.

Радость, вера его согревали
В тесном круге забот и невзгод,
Не давая томиться в печали,
Что конец этой жизни придет,

Что когда-нибудь та, с кем бороться
Он за жизни чужие привык, –
Смерть погасит и доктору солнце…
Грешен мир, но как сладостен миг,

Каждый миг на земле! Ч то? Смириться?
На судьбу злиться? Жребий борца –
Так трудиться, чтоб жизни страницы
Были полем побед до конца!

Земля Отчизны
Закрыла горы коршунячья стая,
И каждой жилкой жаждал я ответа:
Неужто жизнь сиротская, пустая –
Лишь подаяние от бела света?

Хрипела гордость в непокорной песне,
Упрямо отвергая злую долю.
И верил я: моя Чечня воскреснет
И даст мне счастье на отцовском поле!

Я не бросал в мороз дечиг-пондара*,
Натягивая солнечные струны.
Наперекор угрозам смертной кары
Они звенели песней, вечно юной!

Нет злобы в сердце, в нем рубец навеки
Оставлен горьким временем разбоя.
Горжусь судьбой остаться человеком –
Не подаянья ждущим сиротою!

Напевы гор не выжжены пожаром,
И потому всегда во имя жизни
Откликнется душа дечиг-пондаром
На зов моей несломленной Отчизны!
Измена

Историю любви как описать?
Я вел себя почтительно, как зять,
Которым только предстояло стать.
Твоя смотрела благосклонно мать

На жениховство. Да и твой отец
Догадывался, но молчал – мудрец!
Украл чернила парень-удалец
И дописал истории конец…

Именем твоим, Чечня
Несли лжецы на знамени своем
Твое святое имя, о Чечня!
Сыны твои, крещенные огнем,
Поверили лжецам среди огня.

И я поверить тоже был готов
Призывам громогласным и лихим.
Но предали, Чечня, твоих сынов
Те, кто поклялся именем твоим!

Сегодня снова знамя над тобой
Указывает солнечный маршрут.
Те, кто играл, Чечня, твоей судьбой,
С пути к свободе больше не собьют!

Чужим ветрам идти наперекор
В строю, где каждый Родиной согрет, –
Таков удел сынов чеченских гор,
Удела выше не было и нет!

Нежно
Когда наскучит солнечным лучам
Пустое небо бороздить без цели,
Потянутся они к земным лугам,
Как руки мамы – к детской колыбели.

Там, где цветы навстречу расцвели,
Раскрыв с доверьем лепестки-пеленки,
Они впитают аромат земли,
Как сладкий запах малого ребенка.

На свадьбе
Без уговоров под счастливым кровом
Я танцем удивлю весь белый свет!
О, как я рад тебя увидеть снова!
Показывать мне это или нет?

Как мог я безразличием проклятым
Отпугивать заветную судьбу?
Быть может, это зренье виновато?
Иль не решилась ты на ворожбу?

Пусть в нашем танце нынче на гулянье
Огонь любви заметят все опять!
С тобой быть рядом – выше нет желанья!
Заметишь это? Или показать?
Загадка моих сновидений
Из страшных сказок, из былых времен
Врывается ко мне забытый сон,

Что правит миром тот, чье имя вслух
Грешно произносить – нечистый дух…

Неужто наступили времена,
Когда и впрямь хозяин – сатана?

И скоро торжествующий злодей
Присвоит души бедные людей?

Но отчего его окрепла власть?
Не оттого ль, что мы готовы пасть?

Не оттого ль, что через сито лет
Доходит к нам не правды – кривды свет?

Он – озаренье для слепых невежд,
Которые в плену пустых надежд

Готовы сеять ненависть и страх,
Неся Пророка имя на устах.

Неужто этим бредням все равно
Поверить нам, заблудшим, суждено,
Да только наяву, а не во сне?
Все тяжелее просыпаться мне…
Увоз невесты
О, только ли адаты виноваты,
Что мучаешь любимого сейчас?
Как будто не звучали ваши клятвы
И не сказали губы главных фраз!

Ты медлишь. Заждались уже джигиты,
И ружья заждались команды: «Пли!»
И мать, чтобы заплакать деловито,
И весь аул, чтоб грянуть: «Увезли!»

Казалось…
Хотел облегчить груз твоей вины,
Хотел от всей души помочь тебе.
Казалось, благодарны быть должны
Мы оба пожалевшей нас судьбе.

Казалось, ты раскаешься за боль,
Что полоснула по сердцу меня.
В обиде, нанесенною тобой,
Признаешься, надежду сохраня.

Казалось… Но читал в глазах твоих
Не пламень чувств, а равнодушья лед.
Ты отреклась от счастья за двоих.
Неужто Бог былого не вернет?

Несовпаденье жизненных орбит
Уводит навсегда от общих дней…
А только рана прежняя горит,
Не затухая в сердце, все сильней.

Пока не сошел с колыбели…
Покачай колыбель
И любимую самую песню
Хоть однажды пропой
В такт движенью души и руки.

Завтра точно не будет –
От пращуров наших известно –
Никогда слух ребенка
И чутким, и тонким таким.

Та, которой нет и пятнадцати…
Никакой житейской стужи.
Просто детские года.
Мир игрушек и подружек
Окружал ее всегда.

Ни кокетливой походки,
Ни уменья привлекать –
Не успел росточек кроткий
Девушкой покуда стать.

От весеннего дурмана
Не кружится голова.
Отвечать еще ей рано
На заветные слова.

Дочка матери перечит.
В чем – соседям невдомек.
…Разве то по-человечьи –
Замуж отдавать росток?

Одиночество
Тебя уже не слушают всерьез,
И тело – все упрямится тебе.
И посох-поводырь к руке прирос
Единственным товарищем в судьбе.

Нет сверстников давно уже вокруг –
Веселых, неуемных, полных сил.
Неужто время – самый злой недуг –
Вас навсегда с друзьями разлучил?

Хранит тебя Всевышний много лет,
Но злые сны покоя не дают.
И у мальцов – чужих – желанья нет
Сегодня душу понимать твою.

Они тебя обходят стороной,
Сам подойдешь – и разговор зачах.
Твое ли многословие виной
Иль мыслите на разных языках?

И нет возврата к временам иным,
Когда среди джигитов был в цене,
Когда мечтой влетал в девичьи сны
На свадебном горячем скакуне.

Когда почетным гостем был везде
И лучшим тамадой среди мужчин,
Когда конец разладу и вражде
Мог веским словом положить один.

Да, было и прошло. Круговорот
У нашей жизни справедлив и строг:
Свершенья – одиночество – исход…
Есть устье у реки и есть исток…
Горе матери тяжелеет
Когда ее сорвется сын
С высокого пути мужчин,

Придавят горе и позор
Мать, словно тяжесть вечных гор.

Но сколько бы ни клял народ
За грех сыновний мать и род,

Утратит ли святую суть
Вскормившая злодея грудь?
Боль одиночества
Боль одиночества… Наверное, она
Из этих лунных нитей сплетена.

И не напрасно кажутся тебе
Они да сплетни главными в судьбе.

Окно напротив. Молодая мать
Ребенка кормит. Лунный свет сосать

Он начинает вместе с молоком.
А мать – тебе сочувствует тайком.

Рассвет холодный выпил чашу сна,
И втягивает щупальца луна.

А радио гремит – сойти с ума!
Там вести – только миг, как жизнь сама.

Окно напротив. Молодая мать
Ребенку улыбается опять.

На чердаке тоскливый ветра вой
Над колыбелью, брошенной тобой…

Перевод с чеченского Юрия Щербакова

*Дечиг-пондар – чеченский народный трехструнный музыкальный инструмент
(аналог русской балалайки).
Вайнах №2 печатная версия, №6 электронная версия

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх