12.10.2016

Адам Ахматукаев. На стыке жестоких времен

ahmatukaev222***

Ночь осеняется лунной строкой.
Снова я болен ночною тоской.

Утром холодным вмещает едва
Грустные мысли моя голова.

Душу, как видно, от главных тревог
Я этой ночью не уберег.

«Мама, неужто весь мир пропадет?» –
Злому вопросу – не месяц, не год.

В детские сны не прокралась беда –
Сказкой ответила мама тогда.

Но через много несказочных лет
Мама дала настоящий ответ:

«Если отца потеряешь, сынок, –
Поводыря на любой из дорог,

Если останешься ты без меня,
Без моих слез, что в дороге хранят,

Утром холодным от этих невзгод
Небо расплачется, мир пропадет…»

С этой поры начал я замечать:
Близится то, что пророчила мать.

И по земле непростые пути
Мне без печали уже не пройти.

Ночь осеняется лунной строкой.
Снова я болен ночною тоской.

Утром холодным вмещает едва
Грустные мысли моя голова.

***

Крутою бесконечною тропой
Карабкался за солнечной судьбой.

Казалось: на вершине обрету
Я настоящей жизни высоту.

Но миражом, увы, мечта была:
Не окрылила душу – обожгла.

И невозможно повернуть назад –
Зияет пропасть под мостом Сират…

Понял ты

Все хлопотуньи-ласточки в труде –
Пищат их дети в новеньком гнезде.

Одна забота нынче у отцов –
Как накормить беспомощных птенцов.

Я от гнезда не отрываю взгляд.
А мысли, словно ласточки, летят

В те времена, где вьется счастья нить,
Где дети просят только накормить…

Нет!

Шальные деньги под ноги летят –
Продажных девок сладкая судьба.
Не все по доброй воле сходят в ад.
Ничейный пир. Бесхозная гульба.

Отринув навсегда и срам, и стыд,
Кружит юлой под музыку змея.
А следом – распалившийся джигит.
За ними в пляс готов пойти и я.

Как в омут головой – в порочный круг!
Нет! Есть еще у совести цена,
Когда лишь горе смертное вокруг…
Ничейный мир. Бесхозная страна.

Ушел

Дурная весть по радио пришла –
Услышал о себе глава села,

Что на рабочем месте нынче он
Разбойниками дерзкими сражен.

«О, чья же это подлая брехня
Похоронить осмелилась меня?» –

Невесело шутил глава села.
А на душе, как опухоль, росла

Тревога: «Случай? Или неспроста
Врагу войны подведена черта?»

…Он шел селом, предчувствуя исход:
Живым домой сегодня не придет.

Подальше от войны

Надежд на исцеленье больше нет,
Когда болезнь смертельная – война.
На мирный город катится волна,
А все живое – из него в ответ.

Больница даже опустела вмиг,
Когда беда повисла у ворот.
«Сын, уходи! Да не прервется род!» –
Кричит-хрипит беспомощный старик.

«Зачем? Не бойся!
Здесь не фронт, а тыл!
С народом не воюет власть, отец!»
Хлестнул по стеклам
огненный свинец,
И ласкового сына след простыл.

Пройдут ли времена кровавых бед?
Придет ли время страшного суда?
И сыну, изменившему тогда,
Найдется оправданье или нет?

Признаюсь, судьба

Жил-поживал я беззаботным малым.
Ну, что возьмешь с веселого юнца!
Нашкодив, я пытался через маму
Смягчить порой сурового отца.

Не думал, не гадал, что завтра горе
Судьбы изнанку вдруг покажет мне,
Что с мамою вдвоем в житейском море
Когда-нибудь окажемся на дне.

Но каждым своим шагом,
каждым словом
Мать памяти отца была верна,
Пока ее очаг под отчим кровом
Не погасила времени волна.

Я помню все: и счастье, и невзгоды.
Сын повзрослел. Но не об этом речь.
Дано ль судьбою пламень путеводный
Мне в очаге родительском зажечь?

Семья

Семья большая сыновей немало
Взрастить смогла под общим одеялом.

Родителей состарил века ветер,
И у детей уже родились дети.

Вон во дворе их шумная орава –
Заслуженная дедушкина слава!

А бабушка живот от внуков прячет,
Где зреет жизнь… Такая незадача!

Пройдут года, и юная богиня
Невестой дом родительский покинет.

А без нее, без поздней и любимой,
Для братьев опустеет дом родимый…

Без тебя, мама

Мать схоронили. Разошлись живые.
Двор опустел. Я у ворот стою.
Осиротел очаг и не согрел впервые –
Очаг, что помнит колыбель мою.

Я не спешу домой,
как я спешил когда-то,
Заботою гоним:
«Не огорчить бы мать…»
Как видно, суждено
злой горечью утраты
Всем радостям моим отныне отдавать.

Загадочный вопрос несет моя кручина,
Найду ль ему ответ сегодня наконец:
О матушка моя, перед твоей кончиной
Зачем приснилось мне,
что вдруг воскрес отец?

***

Что там о фильме судить и рядить,
Где нескончаемый грохот войны.
Девичий шепот: «Не уходи!..»
Душу потряс мою до глубины.

О кинолента, замедли свой бег!
Дай в этом зале проститься двоим!
Пусть у любви человеческой век
Будет длиннее, чем кадры твои…

Откровение

«Для счастья человеку нужно мало –
Родителей единственных обнять!» –
Так думал я, когда отца не стало,
Но осознал, когда скончалась мать.

***

Колыбельные песни родимой земли
В мой характер
основою прочной легли.

И поэтому, время обмана и лжи,
Ты не купишь меня на свои миражи!

И поэтому песен притворных игра
Твоего не прикроет пустого нутра.

Если корни гнилые – и ветви сгниют.
Будет он беспощаден – истории суд.

Что проверка на прочность
эпохи стекла,
Если в нем ничего, кроме горя и зла?

И сегодня на стыке жестоких времен
Я судьбою потомков болеть обречен.

Лицемерье двадцатого века презрев,
Пусть останется
в прошлом печальный напев.

И тогда на порог мой
с грядущих высот
С новой песнею новое время придет!

***

Когда злодеи рушили престолы,
Когда царей растили из шпаны,
Когда в пыли – правдивые глаголы,
Когда борцы за истину – смешны,

Когда вдруг стала доблестью измена,
Когда геройство – дело подлецов,
Когда святому назначали цену,
Когда бежали дети от отцов,

Тогда в позоре этом был я лишним,
И об одном просил я в мире лжи:
«Родителей моих ты воскреси,
Всевышний,
Чтобы открыли мне,
зачем на свете жить…»

Книга жизни

Книга жизни моей
озаряется первой страницей,
Где открылось отцу
через сумерки будущих лет,
Что судьбою на землю
и в душу ложится
Колеса фаэтона невесты
единственной след,
Что к единственной той –
моей будущей маме –
стремится
Покоренное сердце отца,
что ее лучше нет!
***

Что принесет души полет –
Кто это знает наперед?
Не знал и я, какой же срок
Твоей любви отмерил Бог.

До счастья впрямь – рукой подать!
Я верил в эту благодать
Чистосердечно и всерьез.
А ты? Мучительный вопрос…

Ты притворялась так легко,
Что я, забывши про покой,
Неповторимый юный пыл
Весь в обожанье превратил!

И жизнь казалась мне сладка
От взгляда, вздоха и кивка,
Легко подаренных тобой,
Как будто бы самой судьбой!

Что принесет души полет –
Кто это знает наперед?
И я не знал. Пришло в свой срок:
Коротким счастьем дарит Бог.

Перевод с чеченского
Юрия Щербакова

Вайнах №7-8, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх