20.01.2016

Адалло

Адалло

Адалло

Заговорит моя слеза

Я все стерплю: предательство друзей
И трусость вашу, сытую от дани.
Бей в спину, вор, и досыта глазей
В прицел плевка невежества и брани.

Не преклоню колени перед миром,
Ни перед кем слезинки не пролью,
Не сотворю из смертного кумира,
И спину перед вами не согну.

Лишь пред Аллахом
встану на колени,
Лишь перед Ним
не скрою горечь слез.
Он – мой хранитель, я – Его творенье,
И лишь Его я в слове превознес.

Пусть эшафот воздвигнут для меня,
Ведут к столбу позорному, на плаху,
Пусть вешают, за прямоту кляня,
За чистоту, за преданность Аллаху.

И в миг последний так же высоко
Я голову держать смогу, я знаю.
И даже то, к чему меня влекло,
Я перед смертной мукой отвергаю:

Ни лунный свет, ни звездный ряд
Мой тайный ропот не услышат.
Лишь слезы с Ним заговорят,
И только с Ним, с одним Всевышним.

 Глаза

Чье сердце ропщет в тишине
И бьется все быстрее?
Все тот же юноша во мне
Живет и не взрослеет.

Пусть белоснежна борода,
Ее оставив дерзко,
Глаза уходят – вот беда! –
Кружить годам в отместку.

Не удержу кнутами слов –
Им нет стыда и веры.
Как неприрученных козлов,
Их загоню в пещеры.

Взвалив на плечи телеса,
Мешок костей тяжелых,
Порою ноги, как лиса,
Бегут от дней суровых.

Их уговорами беру,
Шучу, как молодой,
С обидной старостью мирю,
Обманом шлю домой.

И в клочья сон ночами рву,
Чтоб стук в груди унять,
Из четырех углов зову
Воспоминаний рать.

И от моей папахи вдруг
Тень дрогнет на стене.
Как на экран, на лунный круг
С собой наедине

Смотрю… И кружится кино,
В котором я играл…
Моей судьбы веретено,
Стеклянный сериал…

        Река моей жизни

Книгу души открывая, всмотрелся в ее письмена,
Дней прошедших отару в свой череп загнал, напоил,
Воды буйной реки своей жизни утешил сполна –
Сквозь долины широкого сердца опять пропустил.

Как бывалый рыбак с удилищем тяжким в руке,
На ее берегу я не раз до рассвета сидел.
Глыбы камней унося, грохочет теперь вдалеке,
Мчится, как потный скакун, в неведомый сердцу предел
Мутный поток.

Промчалась река, отгремела… Как странно,
Что сижу за столом… Эти строки сегодня пишу…
Говоришь, поколеньям грядущим? Звучит все туманно…
Мечта? Хороша и прекрасна, ей поверить и сам я спешу.
(О, как я глуп!..)

Книгу открыл, всмотрелся в ее письмена.
Немало причин преподносит судьба,
чтобы с бренной землею проститься.
Но вечна Небесная книга, Законы всевластны, суровы ее Имена
За мыслью моею следят. И спрос их все длится и длится…

     Врагам моим

Враг – вот, о Рабби (Аллах),
Самый ценный Твой рахмат (дар).

Он – алат (инструмент),
Выправляющий дефекты наших душ.

Я к вашим потомкам однажды приду,
Тихим стуком в ворота встревожив их сон.
Поздней ночью иль днем в неизвестном году
Зазвучат заржавевшие петли, как стон.

В ваших креслах внезапно для вас окажусь,
У остывших каминов раздастся мой хохот,
Загремит в канделябрах, вам знаком наизусть,
Голос мой и обрушит на спящих свой грохот.

Ваши дети от страха проснутся в ночи,
От снотворного детства, куда их сослали.
Упоенные ложью и страхом сычи,
Мое имя от них вы недолго скрывали.

Им откроется тайна земного родства,
Дивный жемчуг былого заискрится в ладонях.
И они перед правдой, в час ее торжества,
Покаяньем за вас мою боль похоронят.

А пока я еще не расстался с землею,
С жизнью грешной веду нескончаемый спор,
Собираю для вас перед новой зарею
Откровения слов,
Чтоб не слать с того света небесный Его приговор.

… Я к вашим потомкам однажды приду,
Тихим стуком в ворота встревожив их сон.
Поздней ночью иль днем в неизвестном году
Зазвучат заржавевшие петли, как стон.

        Этот век

Этот век мне достался, как песне – хребет перебитый,
Эта жизнь мне досталась в эпоху поэтов-рабов.
Столько мук испытавшая плоть, ты еще не убита?
Дух несломленный мой, ты все так же могуч и здоров?

Бычий рев – песни прошлых веков, я поныне их слышу,
Им в ответ содрогаются горы, развернет свои крылья орел,
Над потоками пенистых вод поднимаясь все выше и выше.
В тайне песен отцовских я свой голос и душу обрел.

Мой родной Дагестан! В доме каждого горца
Есть подпорка для крыши – столб опорный для дома,
В нем изъедены гнилью древесные кольца,
Сердцевина опоры – предвестие слома.

Мой родной Дагестан!
Те же черви, что столб твоей гордости съели,
Точат сердце мое,
И страдание множится день ото дня…
Твои новые песни никого не согрели,
Отцовские песни в дыму их сгорели.
Мой родной Дагестан!
Уничтожен твой дух,
Но в израненном теле
Неужели не бьется наследье огня?

Перевод с аварского Миясат Муслимовой

Вайнах №11-12, 2016

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх