Абу Исмаилов. ЭДАЛ. Драма в стихах.

Продолжение. Начало в № 9.

Действие происходит в одном из горных селений
Чечни в середине XVII века

Картина вторая

Лесная поляна. Появляется Эдал. Садится на траву под сенью старой груши. Внезапно вскакивает. Появляется Салихат с кудалом и черпаком в руках.

ЭДАЛ (растерянно):
Добрый вечер, незнакомая девушка,
Я случайно здесь оказался…

САЛИХАТ (стыдливо):
Живи с добром и в радости беспечной.
Я тебя узнала – ты зазнался
И друга детства позабыл, конечно.

ЭДАЛ (задумчиво):
Пускай тяжел десятилетний камень,
Мы встрече с детством бесконечно рады…
…О тех счастливых днях одна лишь память.
…Моей подругою была… дочь Ады…

Салихат! Правда иль во сне
Тебя я вижу? Объясни же мне.

САЛИХАТ: Пасли козлят мы на поляне этой.
Ты помнишь свои вечные забавы?
Цветы мне приносил в больших букетах –
Я их раскидывала в сочных травах.

ЭДАЛ (в порыве): Салихат!
Я тебя прошу
Этот сладкий сон не прерывать.

САЛИХАТ (наполняя черпаком кудал):
И горького немало хранит память:
Как сейчас, твою я вижу мать.
Нас она любила и боялась,
Как бы мы с тобою не расстались.

ЭДАЛ: Не надо, хватит раны раздражать!

САЛИХАТ: Не хочешь, я не буду вспоминать,
Если причиняю тебе боль.
Где находился ты все эти годы?

ЭДАЛ: Как только мать мою похоронили,
Отец отправил к старому Наже
Меня, где целых десять лет растили
И где готовят доблестных мужей.
Сейчас с отцом живу в родимой башне.

САЛИХАТ: Ты бледен весь и, видимо, уставший.
Откуда и куда ты держишь путь?

ЭДАЛ: Поймет ли кто боль моей души?
Три дня скитался я в седых горах
И грусть свою пытался заглушить
Охотою с кремневкою в руках.

САЛИХАТ (нежно):
Ах, чтобы за тебя мне умереть!
Мой горе-охотник, неужели
Пуля твоя зверя не догнала?

ЭДАЛ: Любовался я лесной косулей,
Утолявшей жажду
Чистою водой из родника.
Но, меня завидев, с трепетным испугом
Скрылась в зарослях орешника она.

Появляются Кюйра и Тапа. Они слышат последние слова Эдала.

КЮЙРА (с ехидной улыбкой):
Добрый вечер! Вашим сердцам
Желаем скорей породниться.
Просим позволить и нам
Водой родниковой напиться…

Салихат черпает воду и подает Кюйре.

…Извините. Пусть, кто любит воду,
И тебя полюбит…

Кюйра пьет воду и возвращает черпак девушке.

До свиданья…Да…
За нижним бродом…
Что за зверь нам встретился в пути?

ТАПА (удивленно):
Их ведь сколько было. Ты о ком?

КЮЙРА: Кто на белом скакуне промчался,
Скрывши лик под черным башлыком?

ТАПА: В целом табуне не затерялся б
Мяхты-одиночки верный конь.

КЮЙРА: В то время когда некие охотники
За козами следят на водопое,
Лаская взор виденьями бесплодными,
Могучий лев отважен и спокоен.
Чего ему бояться?

Оба смеются и уходят.

САЛИХАТ: Не обращай внимания на них.

ЭДАЛ: Я знаю, что люди за глаза
Ведут немало пересудов злых.
И тут, конечно, не при чем коза,
И долг свой осознаю, но часто
Я просил Всевышнего, чтоб он
Наши с Мяхтой не скрестил пути.

САЛИХАТ: Не могу советовать, прости.
Хочу, чтоб был ты на людей похожим.

ЭДАЛ: Не могу, Салихат!
Быть похожим на тех,
Кто, насытившись, голод совсем забывает.
А голодным любого обидит, и грех
Не хочет признать, к правоте призывает.
Быть похожим на этих волков без стыда
Не хочу, Салихат, никогда!
Никогда!

Картина третья

Двор Оздамира. Под навесом лежат войлочные ковры. На миндарах сидят Идарз, Абди и Оздамир. Жена Оздамира уносит посуду с едой.

ИДАРЗ: Пусть благодать пребудет в этом доме!

ОЗДАМИР: Пусть в каждом доме селится она!

ИДАРЗ (немного помолчав):
Я чувствую твою большую рану
И разделяю тяжесть той утраты.
Что делать? Рок свершился слишком рано.
Но никому не миновать расплаты.
Виновен Мяхта в том, что рядом был.
Весь род его перед тобой в долгу.
Они прислали нас: я верю клятве –
Не верить, потому что не могу.

ОЗДАМИР: Идарз, я вижу, куда тянешь нить,
И знаю, даже тысячею жертв
Невозможно мертвых оживить,
Потому что неизбежна смерть.
Мне надо доживать свой век земной
Среди людей, а их язык коварен.
Вы оба, уважаемые мной,
Вершите суд – я буду благодарен.

АБДИ: Когда их можно пригласить сюда?

ОЗДАМИР: Поговорим об этом тогда,
Когда все станет более ясней,
Я думаю, не надо торопиться.
Что скажут люди за спиной моей?

ИДАРЗ: Оздамир, тот, кто душою честен,
Только добрым словом тебя вспомнит.
А того, кто ржавчиной известен,
Даже слушать никогда не стоит.

ОЗДАМИР: Пусть будет так, беря на душу грех,
Несчастному я дам свое прощение.
Но если подлость вдруг всплывет наверх,
Ждет его жестокое отмщенье.

ИДАРЗ: Спасибо, Оздамир, тебе за честь,
Которой одарил сегодня нас.
Нам к родственникам
Мяхты эту весть
Необходимо отнести сейчас.

Гости поднимаются. Хозяин тоже.

ОЗДАМИР: Чего мне эти стоили слова,
Только лишь один Всевышний знает.
Пусть чужая злобная молва
Следующий день не омрачает.

ИДАРЗ: Да будет так.

Прощается.

ОЗДАМИР: Я провожу вас.

Все трое уходят. Появляется Эдал с седлом в руках. Вешает сбрую на гвоздь. Взволнован и расстроен.

ЭДАЛ: Неужели, где правда и ложь разбирая,
Ища свою цель в темноте, возле скал,
Я должен скитаться, всегда ощущая
Этого времени злобный оскал?

Появляется Букарш на своей «кобылице».

БУКАРШ: Иноходь хороша у моей кобылицы,
Ее привезли из страны кабардинцев.

ЭДАЛ: Или отстал я от этих людей?
Поторопился походкой своей?
Я недоволен игрою их в прятки,
Что ясно ребенку – мне непонятно.

БУКАРШ: Чтоб не отстал ты – здоровый ребенок,
Тебе кобылицы моей жеребенок.

Подает ему короткую палку, которую держит в руке.

ЭДАЛ: Ровесники, девушки думают, я
Стал юродивым, даже отец
Мне не поможет. Был у меня
Друг лишь Нажа. Где он, наконец?

БУКАРШ: Нажу я считаю кумиром своим.

ЭДАЛ: Но человек еще на свете есть,
Который и меня поймет, наверно.
Неспроста в смятении я весь…
Чувство это было непомерным.

БУКАРШ: За семью горами
Маьлх-Аьзни живет.

ЭДАЛ: Да, она на них и не похожа.
Не верится, что средь людей росла.
И нежный голос слух тревожит,
И взглядом мое сердце обожгла.

БУКАРШ: Надо это бы иметь в виду.

Уходит на своей «кобылице».

ЭДАЛ: Все мелкое теряет смысл при ней –
– И светлых мыслей рой вокруг кружится.

Появляется Оздамир. Садится. Помолчав, спрашивает.

ОЗДАМИР: Так где же ты скитался столько дней?
Что видел? В этом мире что творится?

ЭДАЛ: Искал себя я на звериных тропах.

ОЗДАМИР: Не встретил никого?

ЭДАЛ: Купца нездешнего в лесу я повстречал.

ОЗДАМИР: Наверное, как вспугнутый
Олень, ты от него бежал?

ЭДАЛ: Но почему?
Он шел своей дорогой.

ОЗДАМИР: С охраной?

ЭДАЛ: Нет. Он был один, с парою
Навьюченных мулов.

ОЗДАМИР: И что ты взял на память у него?

ЭДАЛ: Не мог же я ограбить человека!

ОЗДАМИР: А что они нас грабят, ничего?

ЭДАЛ: Я должен их теперь остановить?

ОЗДАМИР: Пусть ходят, но за это платят дань.
Ты думаешь, что все богатство наше
Свалилось с неба в утреннюю рань?
Все, что имею, своды этих башен,
Богатство, уважение людей –
Добыл мечом я и рукой своей.

Выхватывает меч, висящий на ковре.

ЭДАЛ: Я должен был убить его в тот час?
О люди, не могу понять я вас…

Опять появляется Букарш.

БУКАРШ: Если ты людей понять не можешь,
Я тебе, наверно, помогу.

ОЗДАМИР: Для них лишь только кулаки красивы,
Сердца людей не тронешь добротой.

ЭДАЛ: Знать, я должен был жестокой силой
Все забрать, что нажил он с трудом?

БУКАРШ: Я удачный миг не упустил бы.
ОЗДАМИР: Скоро ты узнаешь цену хлеба,
Тебе придется все ж спуститься с неба.
Ведь для того, чтобы не знать нужды,
Пустыми чаще ножны быть должны!

ЭДАЛ: О, если б боя избегал бы я,
Не удержал оружия в руках –
Мужчиной не считают пусть меня,
И пусть забудут мой несчастный прах.
Но быть вором не говорите мне!

ОЗДАМИР: Молчать, щенок!
Ты слишком говорлив.
В кого ты уродился,
Я не знаю…

Картина четвертая

Лесная поляна. Под старой грушей сидят Кюйра и Тапа. Перед ними лежат мешки и переметные сумы. Торопливо вытаскивают они из них ткани, посуду и делят между собой.

ТАПА: И потомков наших разодеть
Можно будет этими шелками…

КЮЙРА: Нечего за них душой болеть,
О себе заботятся пусть сами.

ТАПА: Видно, очень эта ткань длинна…
Как ее разделим мы с тобой?

КЮЙРА: Тебе оставим тот рулон сукна.
Этот же кусочек будет мой.

Кладет в мешок рулон шелка.

ТАПА: Несправедливость ты творишь!

КЮЙРА (хохочет):
Ну ты загнул! А если бы не я
Возглавил дело, не ограбил
Того купца,
Ты даже этого бы не имел.

ТАПА: Ладно, ладно…
Продолжай дележ.

КЮЙРА: А эту чашку забирай себе:
Пить будешь из нее бульон
Да изредка хоть вспомнишь обо мне.

Себе кладет серебряный кумган.

ТАПА: А как тот несчастный испугался?!

КЮЙРА (смеется):
Потому что знал – посмел бы пикнуть –
Шкуру бы содрал я с той собаки.

ТАПА: Кюйра, мне оставь вещицу эту.

КЮЙРА: Что там у тебя? Покажи.

Тапа показывает бронзовый подсвечник. Кюйра смеется.

КЮЙРА: Зачем тебе это?

ТАПА: В башне богача
Барзи впервые
На стенах я видел эти штуки –
В них горели свечи восковые.

КЮЙРА: Барзи догонят вряд ли твои руки,
Но все-таки оставь себе ее.
Ты свою саклю ею осветишь
И выпьешь за мое здоровье.

Прячет еще что-то в свой мешок.

ТАПА: О, да здесь еще ковер лежит!
(Достает из мешка маленький коврик).

КЮЙРА: А ну-ка, покажи!
Достань еще.

ТАПА (переворачивает мешок и встряхивает):
Всего один ковер. Нету больше.

КЮЙРА (задумчиво):
Что же с ним нам делать?
Делить придется.
Кинжал мой притупился.
Дай-ка свой.

ТАПА (подает свой кинжал):
Как ты ковер разделишь?

КЮЙРА (крутит коврик):
Поперек делить нельзя
Надо вдоль…

Садится на коврик.

Отдохнем немного…
…Где деньги, что за мулов получили?

Тапа достает из-за пазухи кошелек и бросает Кюйре.

КЮЙРА: Один, два, три, четыре, пять…
Что он, нам разве столько дал?

ТАПА: Ты ведь там же, где и я стоял.

В это время появляется Эдал. Заметив двоих, он останавливается и наблюдает за ними.

КЮЙРА (недовольно):
Торговать не умеешь…
Внимательно слушай!
Вот три золотых – твои.
А эти вот два и ковер будут мне…

ТАПА (теряя терпение):
Что ты делаешь, Кюйра?
Чем больше молчу я,
Наглеешь ты.
Пять золотых за ковер
Могут дать. Или золото,
Или ковер – каждому из нас.

КЮЙРА (вскакивает):
Кончай разговоры.
Твои предки семи колен
Не садились на такие ковры.

ТАПА (тоже вскакивает):
Мои предки
Ни в чем твоим не уступали.
И память о деде твоем,
Что жил торговлей лесных
Фруктов, до сих пор жива среди людей.

КЮЙРА: А ну, повтори,
Будь проклят отец твой!

ТАПА: Отец твой и мать
Пусть прокляты будут,
Если ты не прекратишь эти разговоры.

Хватается за кинжал.
Но, обнаружив пустые ножны,
озирается кругом.

КЮЙРА: Я сейчас исполосую тебя.

С кинжалом Тапы в руках бросается на него. Подбегает Эдал, хватает его за руки и останавливает.

КЮЙРА: Отпусти! Отпусти!
Будь проклят твой отец!

ЭДАЛ (стискивает руку Кюйры, тот роняет кинжал):
Я так закрою
Ядовитый твой рот!

Сильным ударом кулака откидывает Кюйру. Тот ударяется головой об дерево и медленно сползает на пол. Тапа хватает свой кинжал и стоит в ожиданье.

ЭДАЛ: О чем вы спорите?
Откуда все это?
Несчастного кого-то обобрали.

ТАПА: Это добыча. Купца растрясли.

ЭДАЛ: Кто дал вам право?

ТАПА: Какое там право?
В своем ты уме?

КЮЙРА (приходя в себя):
Знаешь что, юноша,
Не лезь, куда не просят.
А лучше отомсти
За кровь своего брата.

ЭДАЛ: Не твое это дело.
Я сам разберусь –
Убить его или в живых оставить.
Мне лучше знать.

КЮЙРА: Мы тоже сами разберемся тут,
Нам не мешай и отправляйся в путь.

ЭДАЛ: Что с вами говорить…

Уходит.

КЮЙРА (вдогонку):
И знай – тропинки узкие в горах.

Садится, обращаясь к Тапе.

Иди сюда, ведь я же пошутил.

ТАПА: Такие шутки не всегда умны…
…Кто-то, кажется, сюда идет.

Оба встают. Появляется Усам. Обводит взглядом вещи и садится под деревом.

УСАМ: Опять ребячеством занялись?
Спрячьте все и домой снесите.

Кюйра и Тапа начинают рассовывать вещи в мешки.

Что оба здесь вы – это хорошо.
Слышал я трагическую новость.

Оба внимательно слушают, оставив свое дело.

Говорят, что славный Оздамир
Простить собрался Яндара-убийцу.

ТАПА: Не вижу в этом ничего плохого,
Известно ведь, что он не виноват.

УСАМ: Ты молод, веришь каждому на слово.
А дело ведь касалось и тебя.

ТАПА: При чем тут я?

УСАМ: При том, что Яндар так же, как и Мяхта,
В Салихат влюблен был безоглядно,
Которая, минуя оба этих дома,
Могла бы стать достойною снохой
В доме твоего отца Абди.

Тапа стоит, потупив взор.

УСАМ: Не отрекайся, знаю, что и ты
О ней мечтал с такой же пылкой страстью.
А если Мяхту Оздамир простит,
Тебе придется с той мечтой расстаться.

КЮЙРА: Но что же делать?
Подскажи, отец.

УСАМ: Доказать, что Мяхта из-за ревности
Друга и соперника убил.

КЮЙРА: Этого не видел ведь никто.

УСАМ: Но могли ведь видеть!
И очевидцем мог быть сам Тапа.
Решайся, счастье не давай в обиду.
Ведет к нему лишь узкая тропа.

ТАПА: На подлость никогда я не пойду.

УСАМ: И будешь вечно пожинать нужду.

КЮЙРА: Что делать?
Я для друга постараюсь.

УСАМ: В тот день вы оба были на охоте
И Мяхту вместе с Яндаром застали,
Вы слышали решительный их спор
И видели, как Яндара в упор
Мяхта застрелил. Теперь все ясно?

КЮЙРА: Да, отец.
Мы можем подтвердить.

УСАМ: Наконец-то!
Будет все прекрасно.
Эдал тогда кровника убьет.
И Тапа невесту обретет,
Не опасаясь никаких врагов.
А теперь домой скорей идите
И эту правду всюду разнесите.

Тапа и Кюйра берут мешки и скрываются.

УСАМ (потирая руки):
Ну, родственник мой дальний,
Оздамир.
Готовься пожинать кровавый пир.
Отважный Мяхта Эдала прикончит,
И тем подрежет Оздамира корень.
Очаг его погаснет. Самому
Ему недолго дней прожить осталось.
Я, как сосед и родственник его,
Наследником единственным лишь буду,
Того богатства. А его забудут…
…Мяхта и Тапа врагами станут…
А дальше… дальше – поживем, увидим…
Абди ведь тоже не богат сынами:
Один Тапа… и больше никого.
…А у меня их – семеро сынов.
И в каждом моя яростная кровь!

Картина пятая

В башне Оздамира. Хозяин в раздумье сидит на войлочном ковре. Слышен гул голосов. Входят Идарз и Абди. Оздамир встает.

ИДАРЗ: Оздамир! Прошу в последний раз,
Ведь мы не дети – прожили свое.
О будущем заботиться сейчас
Мы должны. И, уважая нас,
Себя, людей и оставляя право
Для мирной жизни, ты прости его.
Не надо крови! Ждет тебя толпа,
Стоя на коленях. Выходи!

ОЗДАМИР: О, как себя обманом превозмочь
И чище стать, оправданным толпою?
Боль сердца и души сомненья – прочь!
Иди Идарз – я следом за тобою.

Почти врывается Усам. Он бледен.

УСАМ (расставив руки):
Оздамир! Постой!

ОЗДАМИР: Что случилось?
Ты бледен весь.

УСАМ: Несу я тебе печальную весть.

ОЗДАМИР: Неужели печальнее дни меня ждут?
Я думал – одна только смерть
Осталась врагом у меня.

УСАМ: Садитесь, все сейчас я объясню.
Абди, ты тоже здесь? Я рад,
Что наши с тобой дружат сыновья.

АБДИ: В них общего не больше, чем у нас с тобой.
И мне не очень льстит такая дружба.
Ну что там у тебя? Говори.

УСАМ: Я торопился, чтоб предупредить
Это безрассудное прощенье.
Мой брат, не можешь ты его простить!

ОЗДАМИР: Сквозь боль пришел я к этому решенью.

ИДАРЗ: Я думаю, не надо повторять
Одно и то же. Кончим это дело.

УСАМ: Как хочешь, Оздамир, свое я сделал.
Тебя предупредил: решай теперь.
Но перед правдой не закроешь дверь –
Яндар был убит коварным Мяхтой
Не случайно. В ревности слепой,
В зависти и в малодушье
Он поскупился честью, дружбой
И из-за девушки убил его.

АБДИ: Все это ложь, Усам,
Как можешь ты
Разносчиком быть грязной клеветы?!

УСАМ: Твой сын, Тапа, тому свидетель был,
Как Мяхта в лесу Яндара убил.

Открывает дверь и кричит.

Сюда идите оба, расскажите,
Как все произошло!

Входят Кюйра и Тапа.

ОЗДАМИР (грозно):
Говорите!

КЮЙРА: ( с наглым видом)
Мы с ним в тот день охотиться пошли
И на лесной поляне возле груши
Услышали мы голоса людей.
Это были Яндар и Мяхта.
И спорили они о какой-то
Девушке Салихат.
Яндар был спокоен.
Мяхта резко выхватил ружье
И выстрелил в упор…

ОЗДАМИР: Что…о-о… Вон отсюда!
Все! Все!..

ИДАРЗ: Это ложь!
Тапа, ты видел это?

Тапа молчит, потупив взгляд. Абди поднимает свой посох и бьет им по голове сына.

АБДИ: Вон отсюда, негодяй паршивый.

Тапа выбегает из комнаты.

…Оздамир, все это только ложь!
…Усам, ты стар и тебе не стыдно?
О Боже, что же в мире происходит?!

ИДАРЗ: Ты, Оздамир, не веришь этой лжи?
Забудь об этом, выходи со мною.
И людям свое слово сам скажи.

ОЗДАМИР: Вот, чего всегда боялся я.
Идарз! Абди! Вы видите сегодня.
Не могу то слово я сказать.
И верить никому я не могу.
Мой сын убит и дух его взывает,
Чтоб мог в глаза я людям посмотреть,
Убить врага, и всех нас оправдает
Только Мяхты смерть, только смерть!
Перевод с чеченского автора

Продолжение следует.

Вайнах, №10, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх