Абу Исмаилов. Эдал.

Драма в стихах (в двух частях)

Окончание. Начало в №№ 9-11.
Действие происходит в одном из горных селений
Чечни в середине XVII века.

Часть вторая

Картина четвертая

В доме Ады. Салихат стоит возле двери, ведущей в соседнюю комнату. Отбегает от двери и быстро садится на тахту. Входит Абидат. Салихат бросается ей навстречу.

САЛИХАТ: О чем они там говорили, нана?

АБИДАТ (обнимает дочь. Плачет):
О том, что взрослой стала моя дочь,
Что вырос юноша в селе соседнем.

САЛИХАТ: Нана, нана, ты должна помочь
Дочери своей, девчонке бедной.
Гости те незваные ушли иль нет?
И каким был моего отца ответ?

АБИДАТ (успокаивает):
Не волнуйся, дочь моя, они ушли.
И ответа в этом доме не нашли.
Но они вернутся. Ты должна
Обо всем сейчас подумать и сполна
Дать ответ – согласна ты иль нет.
Ждет твоего решения отец.
У нас единственный ребенок ты,
И мы тебя в обиду не дадим!

САЛИХАТ: Нана, я еще совсем мала,
И об этом никогда не думала.

АБИДАТ: Ты для людей уже невеста.
И с этим спорить очень тяжело.
В жизни каждому дается место –
Надо выбирать себе его.
Покамест живы, оба мы хотим,
Чтоб обрела свое ты счастье.
Тот дом богат, и сын у них один,
Решайся, Салихат.

САЛИХАТ (в отчаянии):
Не нужно никаких богатств
Мне с нелюбимым человеком этим!

АБИДАТ: Подумай, еще сутки впереди.

Собирается уходить.

САЛИХАТ: Постой, нана, не уходи!
Не могу я более скрывать.
Другой, другой живет в моей груди
И заставляет сердце трепетать!

АБИДАТ (удивленно):
И кто же он?
Ну, говори скорее!
Кто слух твой захватил
Чудесной песней?

САЛИХАТ (опустив глаза):
Его имя Эдал.
Ты, наверно, слышала о нем.

АБИДАТ (садится):
О Боже! Как не знать
Известного округе всей
Несчастного Эдала!
О нем все говорят,
Как о юродивом.
Ты плохо поступила –
Берегись беды.

САЛИХАТ: Неправду люди говорят о нем!
И он мужчина больше, чем они.

АБИДАТ: Я верю. Все же,
Если вдруг отец узнает,
Он нам с тобою это не простит.
Мне, конечно, было бы спокойней…
Буду рада, если он позволит.

САЛИХАТ: Скажи ему ты обо всем, что знаешь,
И память молодости разбуди.
Он сюда идет, я убегаю…

Салихат забегает в соседнюю комнату.

АБИДАТ: Не знаю…
Посмотри, какое горе
Ты взвалила, дочь, на мои плечи!

Входит Ада. Садится на тахту.

АДА: Ну что, поговорили?

АБИДАТ: Да. Но она не согласна.

АДА: Что? Я разве жду ее согласья?
Ты только лишь предупредить ее должна была, чтоб завтра
Я ни в чем себя не упрекал.

АБИДАТ: У нее в душе другое имя.

АДА: Кто он?

АБИДАТ: Да мало ли в селе у нас парней!

АДА: Ты прекрасно знаешь все о нем!
Говори сейчас же обо всем.

АБИДАТ: Кажется, зовут его Эдал…

Ада (вскакивает): Кто?
Прекратить сейчас же разговоры!
Вот это да! О ком ведутся споры?
Кого нашли? Эдала дурного!
Который ходит и под смех людей
Волочит ноги. Только лишь его
Зятем в моем доме не хватало!

АБИДАТ: Они ведь дети – тешатся любовью.
Как можем мы разбить ее мечты.
Дом Оздамира тоже ведь достойный.
Я с ней согласна. Согласись и ты.

АДА: Ты ведь знаешь – засмеют нас люди.
Это невозможно – пусть забудет!
Эдал может обрести любовь,
Если кровью отомстит за кровь.
Пусть он будет как гора велик,
И небес касаться головою –
Цену каждого определит
В этом мире лишь людское слово.

Ада уходит. Вбегает Салихат и бросается к матери.

САЛИХАТ: Слышала я весь ваш разговор.
И о нем узнает скоро Эдал.
Но какой тяжелый приговор
Вынесен ему минутой этой!

Картина пятая

Лесная поляна. Близится закат солнца. Небосклон багровый. Появляются Эдал и Нажа.

ЭДАЛ: Что делать мне, подскажи, Нажа?
Вырос я ведь на твоих глазах.

НАЖА: У каждого свои пути на свете,
У каждого мгновение свое.
Несчастные, как мы с тобою, дети
Живут, наверно, на земле еще.
Себя я буду до конца казнить –
Не смог я твои мысли заземлить.

ЭДАЛ: Нажа, не думай, я ведь не ребенок
И не слепец – и замечаю все.
Ты другом был моим,
И добрым словом,
Надеждой, верой силы придавал
Моей больной душе.

НАЖА: Я им останусь, пока буду жить.

ЭДАЛ: Людей любил я, верил им всегда.
И думал – в каждом отыщу себя.
Сегодня я без имени, без дома.
И мне принадлежит весь мир огромный.

НАЖА (смотрит на диск заходящего солнца):

Грозит поспешность часто быть бесплодной.
Смотри, как солнце все слабее светит.
Нам мало видеть его лишь сегодня.
Вся сила его – в завтрашнем рассвете.

ЭДАЛ: Я не солнце, даже не звезда.
Всего лишь навсего – прогнивший пень!
Чем с целым миром спорить – навсегда
Превращусь я в облачную тень
И дождем на землю возвращусь.

НАЖА: Открой глаза и посмотри вокруг –
Делами мысли укрепляй, мой друг.

ЭДАЛ: На земле нет больше моих дел.
Ты прости, только лишь любовь одна
У меня осталась – ей я верю.

НАЖА: Что хочешь делай, но людей послушай –
Говорит народная молва.
Может быть, ты прав.
И, может, лучше,
Чем я, ты понял этой жизни суть.
Покажет время истину святую,
Раны сердца лишь оно врачует.

Нажа уходит. Эдал наклоняется к роднику и из пригоршни пьет воду. Останавливается возле дерева.

ЭДАЛ: Прекрасен ты, вечер, для тех,
Кто имеет очаг.
И в трудные дни находит поддержку любви…
Почему, моя жизнь, сложилась ты так ненормально?
Никто неужели в землю мой труп не зароет?
Где ж Салихат?..

Прислушивается. Обрадованно:
…Идет, идет!

Появляется Салихат с кудалом и черпаком в руках.

ЭДАЛ: Салихат, я три дня
Ожидаю тебя.
Что нового?
Мне расскажи
Тайны тревожной души.

САЛИХАТ: Мои мысли и сердце,
Как прежде, твои.
Подслушала я разговор стариков.
Отец мой сказал, что если ты
Выполнишь долг свой, то он согласен.

ЭДАЛ: А ты что мне скажешь?
Согласна ли ты
Жить с человеком, что с духами связан?

САЛИХАТ: Я буду согласна!

ЭДАЛ: Если мужчины избегнут меня,
Женщины будут
смотреть вслед с опаской,
Такой же, как я, считая тебя!

САЛИХАТ: Я буду согласна!

ЭДАЛ: Если я проклят родимым отцом,
Если грядущее время не ясно,
Без роду и племени примешь меня?

САЛИХАТ: Я буду согласна!

ЭДАЛ: Если же острым мечом,
Словно скотину, Мяхту я погублю,
Согласна ли будешь любить горячо
Как прежде – и так же нежно?

САЛИХАТ: Я буду согласна!

ЭДАЛ (Ошеломлен. Мечется по сцене):
Как сможешь ты жить
С человеком-убийцей –
Без омерзенья, не чувствуя мук?
Как сможешь любовью ты насладиться
В объятьях моих окровавленных рук?

Останавливается, воздев руки к небу.

О Боже! Дай мне силы этот день преодолеть.
Гранита крепче сделай мое сердце.
Уходи от меня! Оставь одного…

Смеется. Ходит по сцене. Девушка уходит.

ЭДАЛ: Как трудно понял я тебя, о мир жестокий!
Ты за прозренье взял награду высшей пробы.
Вот я весь, словно ветка, одинокий.
Забери меня! Насыть свою утробу!
Мне все равно сегодня, что бы ни случилось,
Моя чистая любовь осквернена.
Ее слова в меня жестокостью налились.
Мяхта, твоя участь решена!

Эдал скрывается в лесу. Через
некоторое время появляется
усталый Мяхта и Букарш на своей
«кобылице». Слышны голоса людей.

БУКАРШ: Мяхта! Торопись, он скоро будет здесь.

МЯХТА: От себя не скроешься нигде.

Наклоняется к роднику, из пригоршни пьет воду. Появляется Эдал. Увидев Мяхту, бросается к нему. Букарш пытается его остановить.

БУКАРШ: Эдал, я прошу тебя!

Эдал швыряет его в сторону.

ЭДАЛ: Не таись, нет, не из засады
Собирался я тебя убить.
Обнажай свой меч. Не жди пощады,
Заработай себе право жить.

Мяхта падает на колени.

МЯХТА: Бороться с жизнью нету, Эдал, сил!
И смерти лик мне не так уж страшен.

ЭДАЛ: Потому что никогда не жил
И не слышал запах свежей пашни.
Поднимись, девчонка!

Плашмя бьет мечом по лицу. Мяхта с вытаращенными глазами и перекошенным ртом вскакивает и обнажает меч.

МЯХТА: Как языком, владеешь ли оружьем?
Я посмотрю сейчас. Поберегись!

Скрещивают мечи. Эдал начинает отходить. Букарш вскакивает и бежит с криком: «Эй, идите сюда, сюда! Эдал и Мяхта губят друг друга». – Исчезает, забыв свою «кобылицу».

МЯХТА: Я выпущу душу твою!

ЭДАЛ: Если сможешь.

Поднимается шум. Появляются и кругом становятся сельчане. Опять тишина. Слышен звон мечей. Не выдержав напора Эдала, начинает отступать Мяхта. Резким движением меча Эдал выбивает оружие из рук Мяхты и приставляет свой меч к его груди. Мяхта стоит бледный.

МАККАЛ: Бей! Бей!
Убивай наконец!

ГОЛОСА: Бей! Убивай! Убивай!

Эдал отходит назад.

ЭДАЛ: Оружье возьми!

Мяхта хватает меч и бросается в атаку.

ЭДАЛ: Как кот с мышонком, поиграю я с тобой,
Жестокая смерть ждет тебя, Мяхта!

Уклонившись от удара Мяхты, резким выпадом Эдал рассекает плечо противника.

БУКАРШ: Не убивай его, Эдал!
Он не виновен! Он не убивал твоего брата.

Мяхта роняет меч. Эдал наносит еще один удар в плечо. Мяхта падает. Эдал подходит к нему и внимательно смотрит на поверженного противника, затем поворачивается, смотрит на свой окровавленный меч и, бросив его на пол, закатывается страшным хохотом.

ЭДАЛ: Теперь, вот, возьмите…
Теперь я мужчина!..
Ха-ха-ха-ха…

Идет перед замершей толпой.

Уходите отсюда!..
Где Салихат?
Иди же сюда…
Посмотри на мужчину…
Отец мой!
Возьми себе
Этот подарок…
Нет! Нет! Не надо…

Закрывая руками лицо и кого-то отгоняя, пятится. Останавливается.

Смотрите, лежит!..
Возьмите! Солите!
По вашей же воле
Его я кромсал.
Собирайтесь, шакалы!
Воронье, собирайся!
Для вас я устроил
Роскошный тут пир!
Ха-ха-ха-ха!

В ущелье далеко уходит эхо его смеха. Эдал, шатаясь, направляется в лес. Букарш молча подходит к нему и надевает на голову Эдала свою шутовскую старую, вывернутую наизнанку папаху и вручает «кобылицу». На фоне красного диска солнца виден силуэт уходящего Эдала. В центре стоит Букарш с непокрытой головой. Солнце садится.

Перевод с чеченского автора.

Вайнах №12, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх