Абу Исмаилов. ЭДАЛ. Драма в стихах (в двух частях)

Действие происходит в одном из горных селений Чечни в середине XVII века

Часть первая

Картина первая

Окраина горного села. Лесная поляна. Поют петухи. Блеют овцы. Изредка лают собаки. Два десятилетних мальчика фехтуют хворостинками. Опуская «оружие», один из них говорит:

ТАПА: Отдохнем немного.
Овец и коз пригоним попозже.
(Садится под грушей)

ЭДАЛ: Пойду, нарву цветов.

ТАПА: Брось ты их.
И охота тебе
девчачьими делами заниматься?
Иди сюда.
Лучше в ножики поиграем.

ЭДАЛ: Сегодня вечером
я ухожу в горы к Наже.
Когда вернусь оттуда,
не ведает никто.

ТАПА: Ты идешь к Наже?
Счастливчик ты, Эдал!
Меня к нему не ведут,
Как бы я ни хотел.

ЭДАЛ: Потому что у тебя нет брата.
Таков обычай наших предков.
Здесь дома для тебя дела найдутся…
Только им не говори…

Эдал скрывается за кустарником. Веселыми голосами щебеча о чем-то, появляются на опушке две девочки. Тапа вскакивает с места.

САЛИХАТ: Здравствуйте, юноши!
Сиди, сиди.
Знаешь ли, Тапа,
Где твои овцы и козы?

БИЛКИЗ: Лучше спроси его,
Где сейчас Эдал.
(Смеется, отбегая в сторону.)

САЛИХАТ (с сердитым видом
отталкивает подружку):
Уйди, шайтанка.

ТАПА: Добро пожаловать!
Стадо пасется.
И пастух найдется.
Не переживайте.

С букетом цветов появляется Эдал.

ЭДАЛ: Билкиз, вы пришли?

БИЛКИЗ: Здравствуй, Эдал!
Эти цветы…
Ты мне их принес?
Чтобы долго ты жил!
(Принимает букет цветов.)

ТАПА (играючи бросая в землю ножик):
Он прощается с нами.

БИЛКИЗ: Как? Ты о чем говоришь?

ТАПА: В горы уходит к старому Наже.

БИЛКИЗ: И долго там будешь?

ТАПА: Как и все остальные –
Ровно десять лет,
Пока не станет настоящим воином.

БИЛКИЗ: А нам что делать?

ТАПА: Мы будем ждать его.
Что делать?
Я тоже очень хотел
С ним пойти.
Но у меня нет брата,
Я должен остаться
и ухаживать за своими родителями.

ЭДАЛ (положив руку на плечо Тапы):
Я буду тебе братом.
А ты, Билкиз,
Мне будешь сестрою.

БИЛКИЗ: А Салихат?
(Передает цветы своей подруге)

ЭДАЛ (после небольшой паузы):
Не знаю, смогу ли стать братом ее?
Да и захочет ли она быть моею сестрою?

БИЛКИЗ: Хочешь быть сестрою Эдала?..

Салихат молчит, потупив взор.

…Не хочет, Эдал, она иметь такого брата.
Мы ждать тебя будем…
А теперь поскорее,
пока не стемнело,
Стадо свое направляйте в село.

***

С тех пор проходит десять лет. Небольшое горное селение. Лесная поляна. В центре стоит высокая дикая груша. К ее стволу приставлена лестница. На верхушке дерева из веток сооружено смотровое приспособление. Яндар и Мяхта сидят, прислонившись к стволу дерева. Их кремневые ружья стоят рядом.

МЯХТА: Яндар,
я правду скрывать не умею.
Причиной того,
что с тобой не пошел я
вчера на встречу с той девушкой,
была моя любовь к ней…

ЯНДАР: Об этом давно догадался я,
хоть ты и старался все скрыть от меня…
Вчера я услышал ужаснее весть…

МЯХТА: Что слышал ты?

ЯНДАР: Дочь Ады сказала мне,
что не видит никакой разницы
между мной и братом ее жениха…
А я ведь в любви ей признался своей…

МЯХТА (радостно вскакивает):
Она права!
Ведь ты мне вместо брата?!

ЯНДАР: Не тебя она в виду имела.
Мне кажется, что брата моего,
Эдала, она забыть не может. (Встает)
Что делать? Потягаемся и с братом.
Тому, кто победит, будет наградой
красавица Салихат.

МЯХТА (тоже вскакивает):
В честном споре будем состязаться.
Хоть ты мне друг,
ее забыть не в силах я.

ЯНДАР: Кто скажет, что не я, не мои руки
будут эту девушку ласкать –
тот мой заклятый враг!
Попробуйте ее завоевать:
и ты – мой верный друг,
и ты – мой младший брат… (пауза)
Подняться, что ли,
посмотреть вокруг.

Поднимается по лестнице. Раздается ружейный выстрел. Хватаясь за грудь, Яндар вскрикивает: «О Боже!» – подбежавший Мяхта помогает ему спуститься и укладывает на расстеленную бурку. Бегает вокруг.

МЯХТА: Кто? Кто выстрелил в Яндара?
(Схватив ружье, скрывается в лесу. Раздается выстрел. Мяхта возвращается.)
Скрылся подлец… что делать???

ЯНДАР: Воды… дай мне воды, Мяхта…

МЯХТА (Зачерпнув в пригоршне, несет родниковую воду. Поит раненого. Разорвав нижнюю рубашку, накладывает тампон на рану):
Не волнуйся, Яндар.
Убью того, кто выстрелил в тебя.
Еще никто не уходил
безнаказанно от нас с тобой.
В каких лесах, где скроется он?
(Пытается усадить друга)

ЯНДАР: Не надо… оставь…
Какая тишина… Мяхта!
Сколько раз я видел
потухающий взор врага,
слышал его последнее дыхание
– и никогда не вздрагивало сердце,
которое останавливается сейчас
в моей груди.
Какое трудное, страшное
и холодное мгновение – смерть…
В бескрайнем мире
беспомощным остаться…
Я словно лечу в бездну и
не за что уцепиться…

МЯХТА: Яндар, потерпи…
Мы скоро на твоей
свадьбе повеселимся…
Я же шутил с тобой…
Мне никогда не нравилась
эта девушка…
Мы сегодня же введем в твой дом
дочь Ады, Салихат…
Крепись, мой друг!
Слышишь, птицы поют,
мир тебе протянул свое богатство.

ЯНДАР: Увы!
Какою дорогой ценой
оно досталось…
Прости меня, мой верный друг.

МЯХТА: Постой немного,
Яндар, подожди…
Сейчас я к лекарю тебя доставлю…

ЯНДАР: Лекарь не поможет…
Еще раз дай напиться…

МЯХТА (черпает из родника
пригоршню воды):
Сейчас, Яндар, потерпи…
Мы тебе… (выливает воду и
бросается к другу)
Яндар!!! (Трясет тело Яндара)
Яндар! Ты не смеешь умереть!
Что я скажу отцу твоему?!!

Мяхта стоит над телом Яндара. Темнеет. Над сценой витают тени. Издалека начинаются тихие удары в бубен, доносится грустная мелодия:

Я-ла, я-ла-лай,
Я-ла, я-ла-лай…

Под звуки дечиг-пондура та же мелодия двумя голосами… Теперь уже включаются звуки других инструментов и поют в три голоса:

Как один день,
Над землей пролетели
Тысячи тысячелетий.
Человек!
Ты всегда состраданье имел
К беззащитным и слабым.
Где правильный путь?
Кто видел его
Теперь или когда-то?
Взгляд в завтрашний день
Обманутым был крупинкой неправды…
В беспокойном и маленьком
человеческом сердце
сегодня смешались
Дикой природы
Чистота первозданная,
Подлость и жестокость.

Луч прожектора выхватывает из середины сцены лицо Эдала. Он делает круг на месте и кричит.

ЭДАЛ: Кто вы такие?
Покажите мне ваши лица!
(Луч прожектора освещает
лицо почти на уровне сцены)

ПРОШЛОЕ: Я – день прошедший
твоего народа.
(Чуть выше первого за спиной Эдала появляется второе лицо)

НАСТОЯЩЕЕ: Я – ваш сегодняшний несчастный день.
(на правой стороне сцены выше Эдала появляется третье лицо)

БУДУЩЕЕ: Я – будущее всех
людей Земли!

ЭДАЛ: Но как же? Вместе как вы очутились?

ПРОШЛОЕ: Как корень дерево,
я питаю жизнь.

НАСТОЯЩЕЕ: Я – ствол того
дерева жизни.

БУДУЩЕЕ: На ветвях того дерева
молодую листву распуская весной,
цветами его украшая,
я в сердце твоем зарождаю
далекую и красивую мечту.

ТРОЕ (вместе):
Поэтому вечно мы вместе
– бескрайнего времени нить.
Пока на Земле хоть два человека живут,
пока живет дерево жизни
– мы были, мы есть, мы будем вместе.
Ты скоро поверишь тому!
Тебе придется правду отличать от лжи.
Всегда в беде узнавай
и слушай времени голос.
Мы с тобой, мы вместе с тобой!

Постепенно левая сторона сцены светлеет и появляется диск солнца. Вдали видны снежные вершины Башлама. По обе стороны сцены амфитеатра ведут вниз ступени, вырубленные на склонах гор. Стадион военно-спортивных игр. На фоне диска Солнца вырисовывается силуэт человека, сидящего на верхней ступени с левой стороны гор. Это Эдал.

ГОЛОС ВРЕМЕНИ:
Насилие тьмы разрушается светом.
Каждый живет ожиданьем рассвета.
И солнце встает, улыбается рекам,
Листьям, траве, муравью, человеку.
В такое же ясное утро однажды
Мир заразился кровавою жаждой.
В безлюдных лесах,
в неистоптанных травах
Глядел в небеса окровавленный Авель.
А Каин стоял над поверженным братом,
Не осознавший тяжелой утраты.
Читал приговор пламенеющий день:
«Твой дух облачится в бесплотную тень,
Страдай и лети, в бесконечности рея,
Беда всех народов пусть будет твоею!
Пред тобой, помешать не имеющим право,
Сотни тысяч раз умирать будет Авель.
Его боль твое сердце
пронзит многократно –
Потухающий взор убиенного брата.
Этот призрак тебя никогда не забудет,
Ненавидя, любя – не спасет, не погубит».
Прислушайтесь к голосу времени, люди.
Не будьте во власти у страсти орудием.
Легенде библейской умы неподвластны,
Но все ж, омрачая сегодняшний день,
Несется над миром, крылья распластав,
Каина тень… Каина тень…

Сцена освещается. С обеих сторон амфитеатра появляются фехтующие короткими мечами и маленькими круглыми щитами юноши. С правой стороны быстрой походкой появляется Маккал. Эдал встает и медленно начинает спускаться по ступенькам вниз.

МАККАЛ (резким голосом):
Сильнее! Сильнее,
Не надо жалеть.
Промедлишь чуть-чуть
– получишь удар. (Недовольно)
Постойте! Постойте!
Чтоб мне умереть!
Лишь тот человек – кто силой владеет.
Слабый не нужен никому, никогда.
(Обнажает свой меч)
Кто из вас ловкий? Выходи-ка сюда!
(В круг выходит один юноша)
Смелее! Меча своего будь достоин!
(Маккал наносит юноше
удар выше локтя).

МАККАЛ: Ничего,
для отваги жестокость нужна.
Без ярости дикой не вырастет воин,
Которым гордиться могла бы страна.
Кто в детстве перед сном из вас не плакал,
Заноз не выдирал из ног босых?

Выходит второй юноша.

ВТОРОЙ: Подбери свои
остроты, Маккал,
Для будущих наследников своих.

МАККАЛ: Ну-ну! Я люблю
обнаженный клинок.

ВТОРОЙ: В сильных руках
он опасным бывает
(Наносит удар по левому
плечу Маккала).

МАККАЛ (заскрежетав зубами):
Тебе покажу я, несчастный щенок,
Сражаться с учителем как подобает.

Бросается на юношу, но подоспевший Эдал ударом меча выбивает у него из рук ружье. Появляется Нажа, следом за ним Букарш верхом на палке. Оба видят последнюю сцену.

НАЖА (удивленному Маккалу):
Ты старого садовника не слушал,
Давая разрастаться сорнякам.
Но поперхнулся первой спелой грушей –
И вкус не тот? Я вижу по глазам.

Букарш подъезжает на своем «скакуне» к Маккалу.

БУКАРШ: Тот, кто не владеет словом,
За оружие берется.
Берегитесь труса злого –
Его сердце в пятке бьется.

МАККАЛ (замахивается ногой):
Вон отсюда, ты, пупырь!
Пну – и лопнешь как пузырь!

БУКАРШ: Посмотрите, на осла похожий,
Он ревет: «Я брыкаться могу».
Но моя кобылица тоже
Быть не хочет перед ним в долгу.

Разворачивается, сильно бьет концом своей «кобылицы» по ногам Маккала и удирает. Маккал бежит за ним. Оба исчезают. Нажа недовольно смотрит вслед.

НАЖА (юношам):
Бегите скорее за умницей этим –
Он может в порыве беднягу убить…

Юноши бегут вслед за Маккалом

…А ты подожди. Ты нужен мне, Эдал.

Эдал подходит к старику. Тот садится на нижнюю ступеньку и постукивает посохом.

ЭДАЛ: Не хитрое дело.
Я думал о том,
Как не похожи друг на друга все люди.
Как можем мы жить с таким вот скотом,
Боимся его? Или преданно любим?

НАЖА: Все одинаково в мир
мы приходим.
Жизнь порождает коршунов этих.

ЭДАЛ: Каждый из них эти когти находит.
Потому презренье других он не встретил.

НАЖА: Сегодня такие нам очень нужны:
Не я так хочу – время твердит
Тебе быть таким ради страны.

ЭДАЛ: Что делать?
Ведь сердцу все это претит.

НАЖА: Не сердце,
а разум послушай, мой друг.
Мы живем в окруженье
враждебных племен:
И рати сразить мы должны, если вдруг
Ворвутся к нам полчища
чуждых знамен…

ЭДАЛ: Чего не хватает им?
Этих теснин?

НАЖА: Побольше пространства себе каждый ищет.

ЭДАЛ: Но ты говорил:
бесконечных долин
Много, где звери одни только рыщут.
И каждому места там хватит, наверно.

НАЖА: Находятся люди сегодня в плену
Мелких страстей, суеты непомерной,
И правде в глаза не хотят заглянуть.

ЭДАЛ: Где же она, ядовитая истина?

НАЖА: Трудно сказать. Но кажется мне,
Что без людей я на свете ничто.
Если же каждый это поймет,
Кровь человека другой не прольет.

ЭДАЛ: Но как же себя и других
мне понять?

НАЖА (посохом чертит окружность):
Жизнь – это круг без конца и начала.
И возвращается в землю опять
Все, что когда-то на ней вырастало.
Юному кажется, будто старик
Скудеет рассудком и в детство впадает.
Ему же открылся тот истинный миг,
Который когда-то и мы разгадаем.
Юноша слушает, сердце скрепя:
Старик возвратился на тот же порог,
Старик возвратился к началу себя
Сквозь годы сомнений, напрасных тревог.

ЭДАЛ: Нельзя ли попроще, Нажа?

НАЖА: И семилетний знает,
что к Башламу
Реки никогда не протекут.
Все ж он будет долгими годами
Тратить жизнь на бесполезный труд.

ЭДАЛ: Скажи, а ты не плыл
реке навстречу
Или тебя ее волной несло?

НАЖА: Не мужество – всему
во всем перечить!
Моим другое было ремесло.
Вижу: колосится жизни поле,
Близок моего пути конец.
Не как хотел – как мог, его прошел я,
Будил любовь я к доброте сердец…

ЭДАЛ (вскакивает):
Куда мне деться с этой добротой,
Которую ты разбудил во мне?
И чего она сегодня стоит,
Если обучают нас войне?
Неужели все народы мира
Искренний язык найти не могут,
Чем, сделав из оружия кумира,
Ему поклоняться, словно Богу?

НАЖА: Оружие – не только для войны,
И для защиты от врагов страны…

ЭДАЛ: А если нету у меня врагов?

НАЖА: Будут у тебя еще враги,
Если даже встретишь ты любовь,
Испытаешь ненависть других.

ЭДАЛ: Я могу другому уступить,
Когда жизни сузятся пути.

НАЖА (усмехнувшись):
Станет жизнь тебе нелегким грузом
После многих этих узких встреч.

ЭДАЛ: Что же делать, если каждый узел
Может развязать лишь острый меч?

Обнажает и трясет мечом. Слышен стук копыт. Появляется юноша-гонец.

ГОНЕЦ (торопливо): Добрый день, Нажа, твоих седин
Пусть не коснутся болезни руки.
Скончался Яндар, Оздамира сын…

Нажа встает. Эдал в оцепенении.

НАЖА: Знать, кончились его земные муки,
Но как же это все произошло?

ГОНЕЦ: На страже с другом
Мяхтой он стоял.
Если верить Мяхте,
вражеская пуля его сразила.
Но люди говорят… что Мяхта сам его убил.
Пока на похороны их не допустили…
Должен я скакать в аул соседний.

НАЖА: Черная весть навалилась.
Собирайся, мой Эдал.
Волю отца Оздамира
Ты выполнить должен.

Темнеет, освещается лицо Эдала.

ЭДАЛ (кричит): Кто убил моего брата?

БУДУЩЕЕ (показывая на прошлое и настоящее):
Они его убили!

ДВА ГОЛОСА: Мы глухи, даже если видим все. Виновного укажет день грядущий.

ТРИ ГОЛОСА: Где правильный путь?
Кто видел его теперь иль когда-то?
Взгляд в завтрашний день
Обманутый был крупинкой неправды.

Продолжение следует.
Перевод с чеченского автора

Вайнах, №9, 2013.

Оставить комментарий

Ваш E-mail будет скрыт. Отмеченные поля обязательны к заполнению *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Вверх